LIB.com.ua [электронная библиотека]: Георгий Вайнер: Бес в ребро
 
BIGLIB
  большущая библиотека (9812 книг), можно не только прочитать но и скачать бесплатно
 
АСТРОЛОГИЯ
  книги по астрологии
 
КРИМИНАЛ
  книги про криминал
 
ДЕТЕКТИВЫ
  детективы известных
   писателей
 
ФАНТАСТИКА
  фентези, фантастика,   фантастические повести
 
ПРИКЛЮЧЕНИЯ
  книги про приключения,   путешествия
 
ПОЛИТИКА
  книги про политиков,   репрессии
 
ПСИХОЛОГИЯ
  разнообразная литература   по психологии
 
КЛАССИКА
  классическая литература
 
КОМПЬЮТЕРНАЯ
  ЛИТЕРАТУРА
  про компютерное железо,   документация, языки   программирования
 
РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ
  книги про религию
 
ФИЛОСОФИЯ
  книги, которые заставляют   задуматься над   окружающим тебя миром.
 
ЭНЦИКЛОПЕДИИ
  самые интересные   энциклопедии на
   разные темы
 
МЕДИЦИНА
  медицинские книги,   методички,
   народные лечебники
 
КУЛИНАРИЯ
  рецепты тортов,   консервирование,
  все о спиртных
  напитках.
 
СТИХИ
  стихи популярных и не   очень авторов
 
ТВОРЧЕСТВО
  народное творчество,   стихи, песни и т.д.
 
ЮМОР
  анекдоты, приколы,   смешные истории
 
ЛЮБОВНЫЙ РОМАН
  мир высоких чувств и   любовных грез
 
ЭРОТИКА
  эротические рассказы,   книги о технике секса,   кама-сутра и др.



Rambler's Top100 Rambler's Top100
    НА ГЛАВНУЮ
    КОМПАНИИ УКРАИНЫ
    ТОСТЫ
    ТЕСТЫ
    ХОСТИНГ
    КНИГИ
    КОНТАКТ
 
Бес в ребро
Автор "Георгий Вайнер"
Размер 311153 Байт
Страница 11 из 32




нравственного человека...
   Зазвонил телефон. Старик вздохнул, остановился, и я
обрадовалась возможности прервать его, мне не хотелось
слушать его разговоры о смерти, потому что я знала: он
скажет правду.
   - Погоди, дед, я принесу тебе аппарат...
   А Старик крепко взял меня за руку.
   Телефон в комнате надрывался, трезвонил, я боялась, что
если не снять с него трубку, он разлетится от разрывающего
его внутреннего напряжения на тысячу мелких болтиков и
проводков.
   А дед не отпускал моей руки. Пока последний взвяк, как
металлический всхлип, не оборвал электрическую истерику
телефона.
   - Вот видишь, все кончается естественным путем... Так
или иначе кончается... О чем же мы говорили?..
   - Мы не говорили, а ты вещал, - сердито сказала я. - А я
томилась от ощущения своей несчастности и желания получить
совет.
   - Какой тебе нужен совет? - Старик смотрел на меня с
добродушной насмешкой.
   - Я чемпионка мира по осложнению своей жизни. Что
происходит сейчас со мной, ты догадываешься... Распад
какой-то...
   Дед кивнул неодобрительно.
   - Собираешься привыкать к несчастьям...
   - Боюсь, что придется... Другого пути пока не видно...
Но пока что я ввязалась в историю, которая мне сильно не
нравится, но и сделать вид, будто я ничего не знаю, теперь
уже невозможно...
   Я стряпала и сбивчиво рассказывала ему о Ларионове, о
драке, вспоминала все то, что мне объяснил Жигунов. Что
делать?
   - Помогать, - как всегда величественно и безапелляционно
заявил Старик. - Он защищал свое достоинство, и долг
каждого приличного человека - помочь ему...
   - О чем ты говоришь? - бросила я в сердцах на стол
ложку. - В моем нынешнем положении - плюнуть на свои
проблемы и заняться спасением достоинства чужого человека?
Я не поспеваю сходить к Маринке на родительское собрание! А
Сережка грубит и получает тройки по литературе.
   - Какого же ты ждала совета? - мягко переспросил дед.
   - Кому позвонить, с кем переговорить, кого можно
подключить к этому делу, чтобы разобрались и по закону, и по
справедливости.
   - Ты все-таки, Ра, еще дурочка, - засмеялся, заперхал
Старик. - Твой приятель из милиции объяснил тебе, что вся
эта компания уже натерла телефонными дисками мозоли на
пальцах и в системе "позвонить-поговорить-подключить" они
сильнее и умнее тебя...
   - Что же делать?
   - Идти самой и разбираться. Милиционер сказал, что
частных детективов у нас нет, но быть частным честным
человеком, слава богу, никому не запрещается... - Он
смотрел на меня одним глазом, другой был прищурен, а зрячий
был красновато- воспаленный, выпуклый, верблюжий - мудрый и
скорбящий.
   - Дед, ты шутишь? - испуганно спросила я.
   - Нет, не шучу, - покачал он головой. - Ты хотела
уклониться от разговора о законе жизненной цели, а он сам к
нам явился...
   - Какой закон? Какой цели?
   - Я тебе говорил, что сформулировал закон смысла жизни...
   - А в чем он, смысл жизни?
   - А для всех людей он разный. Но любой думающий человек
так или иначе занят поисками смысла жизни. То есть рано или
поздно он осозна°т и выбирает для себя цель, которую
старается достигнуть с помощью выстраданной или холодно
обдуманной системы поведения...
   - Интересно знать, что это за система? - с искренним
любопытством спросила я, поскольку хотелось бы представлять
себе хоть подступы к цели жизни, если не имеешь осознанной
самой цели.
   - Это лестница, на вершине которой цель - Смысл Жизни.
Это может быть автомобиль "Жигули", мантия академика,
однокомнатный кооператив, замужество, должность
завотделением или премьер-министра, высокое звание...
   - Понятно, понятно! Тут, дед, ничего нового нет.
Интересно, что на ступеньках этой лестницы? Из чего они
сделаны?
   - Из наших повседневных проблем, дел и забот, из наших
поступков, - вздохнул Старик. - По отношению к цели, к
смыслу жизни они ведут или вверх, или вниз. Как бы имеют
знак- или "плюс", или "минус". Чем выше осмысленность
жизни, тем больше "минусовых" проблем, тем труднее путь к
цели... Умному жулику очень легко установить в душе своей
искривленный порядок, который ведет его к цели и смыслу
жизни. Буржуа вообще самая душевно стабильная часть
населения. А интеллигентному человеку всегда найти смысл
жизни трудно. Масса сомнений снедает его. Он думает о
нравственности, осмысленности, справедливости ежедневно
возникающих перед ним проблем... тех самых проблем, которые
только в сумме могут привести к цели... А сумма для этого
должна обязательно быть положительной... Я говорю очень
сложно, очень путано, но я так хочу, чтобы ты поняла меня!
Я не хочу, чтобы ты сжилась с мыслью о своей несчастности,
брошенности, чтобы ты привыкла к неприятностям... С этого





начинается каторга чувств... - Дед, ты же добрый и мудрый человек! Ну, подумай сам, как еще я могу чувствовать себя сейчас? - Ты должна чувствовать себя ужасно, - согласился Старик. - Потому что старая главная цель жизни разрушилась... Сейчас в тебе бушуют боль, горечь, испуг. Но в тебе уже идет поиск новых задач, я хочу, чтобы ты увереннее выбрала ступеньки в новый для тебя мир... Я подошла к нему сзади, обняла его горячую костистую голову, он сбивчиво объяснял мне что-то, и я чувствовала, как между моими ладонями текут его слезы, и сказала ему зачем-то: - Дед, ты такой красивый Старик! Тебе надо носить бороду. Она тебе очень пойдет. Длинная белая борода... А он, отталкивая меня, сказал ворчливо: - Нельзя, не могу себе позволить. Старики теперь бород не носят, это ныне атрибут молодости. И безответственности. Ты когда-нибудь бородатого начальника видела? То-то... В пять часов мы договорились встретиться с Ларионовым у кинотеатра "Первомайский", он должен был приехать сюда из прокуратуры. У входа в кино людей почти не было, сеанс недавно начался, да и картины были такие старые, что вряд ли и к началу сеанса зрители ломились в зал. Я ходила вдоль стеклянной стены, рассматривала афиши. К ним были подклеены рукописные аннотации, которыми переживающие за выполнение плана кинопрокатчики рекламировали свои фильмы. - На листочках разноцветными фломастерами было написано: "Эль Греко" - фильм о трагической любви художника к даме из высшего общества". На следующей афише, изображающей тщедушную раскосую девушку в объятиях блондинистого гиганта, сообщалось: "Москва - любовь моя" - фильм о трагической любви русского скульптора к японской балерине". Чуть поодаль висела безо всяких рисунков и пояснений афиша "Царевны-лягушки". Наверное, это был фильм о трагической любви царевича к лягушке. Может быть, Витечка когда-нибудь станет самостоятельным режиссером и поставит фильм о своей трагической любви ко мне, закончившейся кризисом, и о том, как я из лягушки оборотилась в прекрасную Гейл Шиихи. С нетерпением посмотрела я на часы. Ларионова, видимо, задерживали в прокуратуре, а у меня оставалось минут пятнадцать, после чего надо было убегать на задание. Я должна была завтра дать в газету отчет о показе новой осенне-зимней коллекции в нашем Доме моделей. Накрапывал скудный дождичек, и я почему-то подумала, что уже много дней не видела солнца. Тонкий пронзительный ветерок пронизывал насквозь серой промозглой стылостью. Через огромные, залепленные бурыми палыми листьями стекла я видела, как ребята, опоздавшие или охотно не пошедшие на киножурнал, в полуосвещенном фойе с азартным восторгом играли на автоматах "Морской бой". Голосов их не было слышно, только время от времени раздавался тяжелый мягкий утробный гул взрывов, и по их яростным жестам было видно, когда они попадали в мишень. Я думала о Сережке, о Маринке, о Витечке, переживающем свой кризис где-то далеко с Гейл Шиихи. Я думала о Старике, сформулировавшем для себя закон ценности цели, я думала о хитроумных лекалах, по которым выписывает свои кренделя моя судьба. Время медленно катилось к половине шестого, и я сильно нервничала, потому что, если я опоздаю на показ мод и не дам отчет, меня ждет ужасающий втык в редакции. Наш главный почему-то считает сезонные демонстрации Дома моделей материалом политически важным. Наверное, по его представлениям, трудящиеся города с нетерпением дожидаются осенней и весенней коллекции, чтобы срочно мчаться в ателье и к портнихам заказывать себе новые туалеты. И оттого, что я ужасно трусила из-за горящего задания, а уйти, не дождавшись Ларионова, не могла, бесновалась. Чтобы отвлечься и успокоиться, я стала читать расклеенные на колонне объявления. Главным образом люди предлагали учить друг друга. Английскому языку, кройке и шитью, вязанию, макраме, физике, биологии, скорописи по десятипальцевой системе, игре на банджо. Разрезанные аккуратно краешки объявлений, на которых были выписаны телефоны учителей жизни, беспокойно шевелили на ветру своими белесыми ресничками. Они будто подмигивали, обещая замечательную учебу, удачу, успех. Ученье свет, ничего не скажешь. Я подумала, что никто не повесил объявления: "Хочу учиться". Ни один человек не сообщил, что хочет учиться жить. Это и так все умеют. Знают, как. И понимают, зачем. Мне надо бы вывесить такое объявление: "Бестолковый человек хочет брать уроки правильной жизни": Интересно, кто откликнулся бы на подмаргивание подкрашенных ресничек моего призыва? Я оторвалась от объявлений и услышала крик: - Ирина Сергеевна!.. Ирина Сергеевна! По тротуару бежал от троллейбусной остановки Ларионов. Издали кричал на бегу: - Простите великодушно!.. Не по своей вине!.. А токмо волею державшего мя следователя... Запыхавшийся, с красным, как всегда, немного смущенным лицом, стоял он передо мной. - Что слышно? - спросила я. - Трудно сказать, - неуверенно усмехнулся он. - Тогда давайте преодолевать эти трудности на ходу. - Я решительно потянула его за рукав. - Рассказывайте... - По-моему, мои дела неважнец! У меня ощущение, будто я засунул палец между шестеренками машины. Еще не очень


Страницы : 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32











Платный хостинг, аренда выделенных серверов, регистрация доменов
Карта сайта:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46