LIB.com.ua [электронная библиотека]: Георгий Вайнер: Бес в ребро
 
BIGLIB
  большущая библиотека (9812 книг), можно не только прочитать но и скачать бесплатно
 
АСТРОЛОГИЯ
  книги по астрологии
 
КРИМИНАЛ
  книги про криминал
 
ДЕТЕКТИВЫ
  детективы известных
   писателей
 
ФАНТАСТИКА
  фентези, фантастика,   фантастические повести
 
ПРИКЛЮЧЕНИЯ
  книги про приключения,   путешествия
 
ПОЛИТИКА
  книги про политиков,   репрессии
 
ПСИХОЛОГИЯ
  разнообразная литература   по психологии
 
КЛАССИКА
  классическая литература
 
КОМПЬЮТЕРНАЯ
  ЛИТЕРАТУРА
  про компютерное железо,   документация, языки   программирования
 
РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ
  книги про религию
 
ФИЛОСОФИЯ
  книги, которые заставляют   задуматься над   окружающим тебя миром.
 
ЭНЦИКЛОПЕДИИ
  самые интересные   энциклопедии на
   разные темы
 
МЕДИЦИНА
  медицинские книги,   методички,
   народные лечебники
 
КУЛИНАРИЯ
  рецепты тортов,   консервирование,
  все о спиртных
  напитках.
 
СТИХИ
  стихи популярных и не   очень авторов
 
ТВОРЧЕСТВО
  народное творчество,   стихи, песни и т.д.
 
ЮМОР
  анекдоты, приколы,   смешные истории
 
ЛЮБОВНЫЙ РОМАН
  мир высоких чувств и   любовных грез
 
ЭРОТИКА
  эротические рассказы,   книги о технике секса,   кама-сутра и др.



Rambler's Top100 Rambler's Top100
    НА ГЛАВНУЮ
    РЕФЕРАТЫ
    ТОСТЫ
    ТЕСТЫ
    ХОСТИНГ
    КНИГИ
    КОНТАКТ
 
Бес в ребро
Автор "Георгий Вайнер"
Размер 311153 Байт
Страница 14 из 32




   - Смотрите, это лицензионный аттракцион, "Энтерпрайз"
называется. По-американски обозначает "предприятие".
Заплатили за него тысячи несчитанные, а он полгода простоял
зазря, окупаемости фондов нет, омертвление капитала налицо,
один я душой болею за это. Сколько недокатанных людей
осталось! Да кто же у нас с деньгами-то народными
считается!
   Шкурдюк щелкнул замком, распахнул стеклянную дверку
капсулы, посадил меня в тесное креслице, застегнул на мне
ремень безопасности и стал орать куда-то вниз, в машинное
отделение:
   - Дарья! Дарья Васильевна! Включай, давай прокати
нас...
   - Сщас! Сщас! - услышала я голос давешней старухи,
называвшей Шкурдюка свиномордом.
   Свиноморд, как бывалый пилот-инструктор, уверенно сел на
заднее сиденье кабинки, и в это время раздался мощный
тяжелый гул. Озноб вибрации передался мне, я ждала с
нетерпением, когда двинется в свой круговой быстрый путь
карусель, лихо раскручивая кабинки на разных уровнях.
Вообще-то эти нынешние аттракционы очень мало походили на
невзрачные развлечения нашего детства в парке культуры -
иммельман, гигантские шаги, качели. Мрачно гудящий
"Энтерпрайз" напоминал не столько развлекательное
сооружение, сколько мощную индустриальную конструкцию.
   - Готово, - сказал Шкурдюк и крикнул Дарье: - Поехали!..
   Медленно завертелись опорные спицы карусели, с
нарастающим ревом кабинка поехала по кругу, и вдруг сердце
провалилось куда-то вниз, потому что с пол-оборота капсула
резко полетела вверх. Мы стремительно описывали восходящую
круговую траекторию, от которой у меня все замирало внутри.
И когда я взглянула вниз, то с ужасом увидела, что диск
карусели неудержимо поднимается на ребро и становится
вертикально, превращаясь из карусели в чертово колесо.
Кабинка вращалась одновременно в двух плоскостях, и вместе с
этим чудовищным воем росла ее скорость, сиденье ушло из-под
меня, и я вдруг увидела, что земля оказалась у меня над
головой - я висела вверх ногами...
   А потом я уже ничего не видела - где земля, где небо,
вверх, вниз, только ухающее ощущение ужаса и уверенность,
что сейчас вся эта завывающая воздушная колесница с ревом и
лязгом обрушится вниз, размозжив меня на кусочки. Сзади
что- то кричал мне Шкурдюк, но я совершенно ополоумела от
страха, потому что это было какое-то неведомое ощущение
полной беззащитности перед погибелью...
   Почему это - развлечение? Ничего развлекательного и
приятного я не испытывала, а только бесперечь падала наземь,
взрывоподобно взлетала куда-то вверх, меня крутило вокруг
себя самой, я знала - вот это и есть полная потеря себя, я
не принадлежала себе нисколько. Меня не было, я
превратилась в маленькую живую клетку этой ревущей машины, и
воли моей не существовало...
   О, жалкая участь куска фарша внутри раскручиваемой на
веревке мясорубки.
   Не знаю, сколько это длилось. Я чувствовала, что если
еще хоть один оборот совершит этот проклятый "Энтерпрайз",
меня вырвет. Но неожиданно ужасающий вой и гул, начавшийся
таким безобидным густым жужжанием, стал стихать, кабинка в
полете выровнялась, и я увидела, что постепенно опорное
колесо круговерти стало опадать, опускаться, склоняться к
смиренной горизонтали, скорость гасла, пока шум двигателя не
стих совсем, и кабинка наконец замерла.
   Провальное безвременье обморочного состояния. Не понимаю
- где я, что со мной, куда подевался Шкурдюк. Подбитое
серой ватой облаков низкое небо, раздерганные ветром мокрые
кроны деревьев и участливое лицо Дарьи Васильевны, которая
мне говорит:
   - Непонятные радости нынче у людей стали...
   Оперлась на ее руку, вышла на дощатый помост, как сильно
пьяная, - все кружилось перед глазами, меня качало, я бы
наверняка упала, если бы не держалась за руку старушки.
Пока наконец услышала где-то высоко над собой голос
Шкурдюка:
   - Э-э, гражданочка, да вы совсем не приспособлены для
острых ощущений! Идемте, я вас напою чаем, сразу придете в
себя...
   Не помню, как мы дошли с ним до алюминиевого вагончика,
где размещалась контора Шкурдюка. Он усадил меня за белый
пластмассовый стол, на котором стоял китайский термос -
недостижимый и розовый, как тропическая птица фламинго.
   Я пила горячий крепкий чай, восстанавливалось дыхание,
мир прекратил свое безумное кружение вокруг меня. Теплым
пыхтящим половиком привалился к моим ногам Мракобес.
   А Шкурдюк сетовал на жизнь:
   - Нет. что там ни говорите, а в нас, людях образованных,
нет прочности наших предков. Чуть что - и в ауте!..
   - Это точно, - согласилась я. - Наши предки с утра до
ночи гоняли на "Энтерпрайзе" - и хоть бы хны...
   - Да разве в этом дело? - махнул рукой Шкурдюк. -
Жизненной силы нам не хватает. Мой дед с утра чугун
картошки с салом съедает, а мы уже - не тот компот! Эх,
разве бы я тут сидел, если бы меня здоровье так не
подводило... Нервы совсем ни к черту!
   Глядя на эту сбитую из дикого мяса и лошадиных костей
фигуру, было трудно поверить, что там внутри еще есть и
нервы.
   - А чем же это вы страдаете? - спросила я вежливо.





Шкурдюк подобрался, как для декламации стихов, и значительно, с выражением сообщил: - У меня вегето-сосудистая дистония с вазомоторными кризами... Он говорил это старательно, будто долго разучивал по бумажке свой диагноз. - Это у вас, наверное, от излишнего образования, - предположила я. А он легко согласился: - Наверное, скорее всего. - После чего спросил: - А к нам-то вы пришли зачем? Я допила остаток чая из чашки, потому что знала - теперь уже, не предложит, и как можно спокойнее сказала: - Я бы хотела, чтобы вы мне рассказали о драке, которая произошла несколько дней назад в такси... - А почему это вас интересует? - спросил Шкурдюк с напором, и глаза его мгновенно выгорели, став из голубых белыми. Я вздохнула: - Вы не мальчик, должны понимать, что драка на улице имеет не только личный, но и общественный интерес. Как я слышала, вы избили и оскорбили человека. - Это я избил человека? - искренне возмутился Шкурдюк. - Да он, подлюга, мне весь хребет переломал, от загривка до унитаза! Его не то что оскорбить, его лучше всего убить надо было! От нахлынувших воспоминаний, от ярости у него на губах закипали слюни, как пена на краях суповой кастрюли, серые и жирные. - Если бы не люди вокруг, я его, гадину, вообще бы убил там! Шнифты ему нужно было вырвать на месте! - А вы еще жаловались на вазомоторную дистонию, - сочувственно сказала я. - Когда меня обидят, мне на дистонию наплевать, - чистосердечно заявил Шкурдюк. - Но ведь это же вы первый плюнули ему в лицо, - напомнила я. - Во-первых, я не плевал, - сказал он быстро и твердо, как отрубил. - А во- вторых, если даже и плюнул, то он тоже мне врезал, подлюга. Вот же придурок, рольмопс малохольный, ему все говорят: "Что ты прешь, как бык на демонстрацию? Давай помиримся по-людски и все закончим". А он вопил: "Я добьюсь, я вас посажу, я вам - то, я вам - се!" Ну вот пусть он теперь отбрехивается... Я спросила его спокойно: - А вас не смущает, что вы и ваши приятели говорите неправду? Вы ведь врете следствию... Он весело загоготал: - Га-га-га! Это все пустые разговоры! Не соврешь - не проживешь! Знаете, есть такая детская считалочка, на спряжение или на склонение, не помню уж как там: я иду по ковру, ты идешь, пока врешь, он идет, пока врет... Га-га-га-га... Видимо, сознание, что они крепко, со всех сторон обложили Ларионова, вернуло ему душевное спокойствие. И дистония улеглась. Понимая, что я задаю ему дурацкий вопрос, я все-таки не смогла удержаться: - Скажите, Шкурдюк, а может быть, лучше вам пойти в прокуратуру и рассказать все как было? Это повлечет гораздо меньшие последствия, чем то, что вы заварили... Шкурдюк вывязал из своих толстых узловатых пальцев замысловатый фигурный кукиш и доброжелательно предложил: - Накось, выкуси... Выкусить это было невозможно. Шкурдюк покачал головой сострадательно и сказал: - Мы ему с самого начала предлагали: давай закончим по-хорошему! А он все упирался, понт свой козлиный давил. Вот, пусть теперь попляшет, пусть знает: первый раз прощается, второй запрещается, а на третий навсегда закрывает ворота. Га-га-га... Я вздохнула и сказала примирительно: - Ладно. Шкурдюк, хватит. Нам бессмысленно говорить об этом, мы явно не договоримся. Скажите мне, вы женаты? Шкурдюк обрадовался: - Бог миловал! Зачем мне жениться? Сейчас настоящему мужику жениться нет резона. Все, что можно хорошего от бабы получить, она и без женитьбы тебе даст... - А кто ж эта женщина была с вами в такси? Шкурдюк оборвал резко смех, как топором отрубил, наклонился ко мне через стол и сказал отчетливо: - Никакой бабы с нами не было! Нечего выдумывать! Я встала и сказала: - Спасибо за катание на "Энтерпрайзе". Мы еще с вами, безусловно, увидимся. Вы идете, пока врете... Из парка я мчалась в прокуратуру на такси - так не терпелось мне сказать следователю Бурмистрову, что я думаю о Шкурдюке. Я не сомневалась: он меня поймет. Я смогу объяснить ему то, что не может сказать о себе Ларионов, он как- никак участник драки. Я скажу ему все, что я думаю о соблюдении достоинства, о пределах обороны человеческой чести, я скажу ему... - ...Не жмите мне на сердечные клапаны, Ирина Сергеевна, - сухо улыбнулся Бурмистров. - Вот, взгляните, в протоколе фиолетовым по белому ясно написано: "Ларионов нанес дважды удары тяжелым тупым предметом в лицо Шкурдюку, после чего приемом силовой рукопашной борьбы перебросил через себя Чагина, выбившего головой витрину радиомагазина..." - Каким еще тяжелым тупым предметом? - насторожилась я. - А у нас все, что не нож. - тяжелый тупой предмет, - снисходительно пояснил Бурмистров. - Кулак тоже тяжелый предмет. Экспертиза судит по характеру повреждений... Так о какой еще там обороне вы ведете разговоры?


Страницы : 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32











Платный хостинг, аренда выделенных серверов, регистрация доменов
Карта сайта:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46