LIB.com.ua [электронная библиотека]: Георгий Вайнер: Бес в ребро
 
BIGLIB
  большущая библиотека (9812 книг), можно не только прочитать но и скачать бесплатно
 
АСТРОЛОГИЯ
  книги по астрологии
 
КРИМИНАЛ
  книги про криминал
 
ДЕТЕКТИВЫ
  детективы известных
   писателей
 
ФАНТАСТИКА
  фентези, фантастика,   фантастические повести
 
ПРИКЛЮЧЕНИЯ
  книги про приключения,   путешествия
 
ПОЛИТИКА
  книги про политиков,   репрессии
 
ПСИХОЛОГИЯ
  разнообразная литература   по психологии
 
КЛАССИКА
  классическая литература
 
КОМПЬЮТЕРНАЯ
  ЛИТЕРАТУРА
  про компютерное железо,   документация, языки   программирования
 
РЕЛИГИЯ, АТЕИЗМ
  книги про религию
 
ФИЛОСОФИЯ
  книги, которые заставляют   задуматься над   окружающим тебя миром.
 
ЭНЦИКЛОПЕДИИ
  самые интересные   энциклопедии на
   разные темы
 
МЕДИЦИНА
  медицинские книги,   методички,
   народные лечебники
 
КУЛИНАРИЯ
  рецепты тортов,   консервирование,
  все о спиртных
  напитках.
 
СТИХИ
  стихи популярных и не   очень авторов
 
ТВОРЧЕСТВО
  народное творчество,   стихи, песни и т.д.
 
ЮМОР
  анекдоты, приколы,   смешные истории
 
ЛЮБОВНЫЙ РОМАН
  мир высоких чувств и   любовных грез
 
ЭРОТИКА
  эротические рассказы,   книги о технике секса,   кама-сутра и др.



Rambler's Top100 Rambler's Top100
    НА ГЛАВНУЮ
    РЕФЕРАТЫ
    ТОСТЫ
    ТЕСТЫ
    ХОСТИНГ
    КНИГИ
    КОНТАКТ
 
Бес в ребро
Автор "Георгий Вайнер"
Размер 311153 Байт
Страница 25 из 32




побывали?
   - А как же, - как о чем-то очень естественном сказал
Ларионов. - Конечно. Трое суток на шлюпке шли...
   Я посмотрела в его простодушные глаза:
   - Если бы я не знала точно, что вы не умеете врать, то
многие ваши рассказы я бы расценила как мюнхаузенщину...
   Ларионов прижал руку к сердцу:
   - Честное слово! Об этом же в газетах писали. Статья
называлась "В оке тайфуна". Да и хвастаться тут особенно
нечем. Меня даже потом за это судить собирались. Правда,
выяснилось, что я был стажер и не имел никакого отношения к
прокладке курса...
   - Ладно, нам бы сейчас выплыть из тайфуна, - махнула я
рукой. - Вы будете пить чай со мной?
   - А мы не можем, - заверещала Маринка. - Мы все уходим в
кино. Алексей купил четыре билета на "Пиратов двадцатого
века".
   - Слава богу, - вздохнула я с облегчением. - Вы без меня
идите, а я тут пока приберусь и отдохну.
   - А когда возвратимся, - сказал Ларионов, - то мы, с
вашего разрешения, попьем с вами чай опять.
   Сережка открыл дверцу, холодильника и достал коробку с
тортом:
   - Можно взять по кусочку? А то Алексей не дал резать до
твоего прихода!
   - Ладно, режьте и собирайтесь быстрее, - сказала я. - А
то опоздаете на своих пиратов...
   Они с шумом выкатились в прихожую, и, уже натянув куртку,
Маринка успела сообщить:
   - Мамочка, Галина Лаврентьевна велела принести завтра в
школу двадцать копеек на Общество Красного Креста и
Полумесяца. А значок и удостоверение потом дадут... Не
забудешь?
   - Хорошо, - сказала я. - Идите. Я не забуду...
   Не забуду. Может быть, вот эта покорная готовность
делать все время бессмысленные взносы жизни начинается с
двадцати копеек на содержание общества, о котором Маринка
слыхом не слыхивала?
   Их голоса еще шумели за дверью, потом зашипел и лязгнул
на площадке лифт и увез их навстречу приключениям, прыжкам,
побоищам с пиратами. Я сидела в сонном оцепенении на кухне,
прислушивалась к стрекоту осмелевшего сверчка - "цик-цвик-
цуик!", пила чай и думала о том, что давно-давно, когда мы
были с Витечкой еще молоды и совсем бедны, на этой кухне
собиралось множество людей. Каждый день. Ни у кого не было
денег, не было положения, но в избытке наличествовали идеи,
планы и надежды. Веселились, шутили и все время говорили -
тысячи, тысячи часов. Ели винегрет, печеную картошку и
пельмени, пили самое дешевое вино. Это называлось у нас
кутить!
   У Витечки тогда было много друзей, и все они были мои
друзья. Они были прекрасные или казались мне такими
прекрасными, потому что Витечка всегда провозглашал свой
любимый заглавный тост: "Давайте выпьем за наш стол, где
нет ни одной противной морды!"
   Да, когда-то там не было ни одной противной морды.
Бежало время, и приятные морды наших друзей старели,
изнашивались и как-то незаметно исчезали из-за нашего стола.
И так же незаметно их замещали другие, и я не сразу
заметила, что они не такие приятные, или не совсем приятные,
или совсем неприятные. А точнее говоря - противные.
Противные морды "нужников", влиятельных нужных людей,
оседали за нашим столом. Это были какие-то редакторы,
заместители начальников управлений, художественные
руководители, люди неприятные, но со связями, которые должны
были помочь Витечке сделать наконец большой скачок.
Невооруженным взглядом было видно, какие у них противные
морды, но Витечка, с той же искренностью, с какой он жил в
своем рекламном киномире, провозглашал свой неизменный тост,
все с той же страстью и сердечной верой: за то, что в нашем
застолье нет ни одной противной морды!
   Мне любопытно было бы понять сейчас: действительно
Витечка не видел, что приятные морды заменились на
противные? Или это было ему безразлично?
   Наверное, не видел. Ведь тост всегда очень нравился
противным мордам, они аплодировали ему и лезли целоваться.
Они-то, наверняка, не считали себя противными.
   Все-таки, как художник и режиссер, Витечка был
последовательным адептом системы Станиславского. Он мне
всегда объяснял, что вся система Станиславского может быть
сведена к формуле: "Искренняя вера в предполагаемые
обстоятельства". И только сейчас я стала понимать, что он и
со мной прожил жизнь по этой системе. Он искренне верил в
предполагаемые обстоятельства нашего счастья. А потом
закрыл спектакль, отменил весь репертуар, разрушил театр и
ушел...
   Я встала, чтобы подогреть чайник, и вдруг услышала щелчок
замка и скрип открывающейся входной двери. У меня замерло
сердце: кто это может быть? Я вышла в прихожую - на пороге
стоял Витечка. В руках у него был сверток и цветы. Ай да
номер!
   - Здравствуй, Ириска, - сказал он ласково и приветливо
улыбнулся, будто мы расстались час назад.
   - Здравствуй, Витечка, - сказала я, а голоса было почти
не слышно.
   - Я тебя очень рад видеть, - сказал он с максимально
видимой искренностью, потому что, наверное, у меня сейчас





была приятная морда. А может быть, противная, но как режиссер он считал правильным, чтобы у меня была сейчас морда приятная. Он скинул куртку, подошел ко мне, сунул мне в руки цветы и поцеловал меня в щеку братским поцелуем комнатной температуры. Я отстранилась слегка, а он, не замечая этого, взял меня за руку и повел на кухню. И я пошла за ним. Мы уселись за стол, и он положил на край сверток. - Это я Сережке купил гитару. Я знаю, что он давно очень хотел... Я смотрела на него взглядом следователя Бурмистрова. - Ты бы лучше купил ему сапоги на осень! - Почему лучше? Не вижу противоречия, - засмеялся Витечка и с треском стал срывать бумагу с гитары. - На сапогах молодые люди не играют, а в гитарах не ходят по лужам. Сапоги купим отдельно. Это не проблема. Я пришел поговорить по более серьезному делу... - Не сомневаюсь, - хмыкнула я. - По пустякам ты бы не стал меня беспокоить... - Не надо. Ириска, не иронизируй. Не до шуток нам. Мне сказали, что у тебя есть мужчина... Довольно быстро, я бы сказал... Я не могла понять, хорохорится он или ему действительно наплевать, что у меня есть мужчина. Забавно, что моя репутация верной жены рухнула раньше, чем мое целомудрие. - А кто же это тебе сообщил? - спросила я тихо, наливаясь злостью, как цементом. - Ну, это не вопрос! Земля, как знаешь, слухом полнится. Но я не собираюсь устраивать тебе сцены. Черт с ним, с мужчиной, если бы он не навесил на тебя свои кошмарные проблемы... - А ты откуда знаешь про проблемы? - Как видишь, знаю. И мне кажется, Ириска, что мы должны всерьез подумать о сложившейся ситуации. - Мы? А ты тут причем? - Очень причем! Сегодня меня вызвал директор и поставил перед жесткой альтернативой: или на следующей неделе меня переводят в штат телевидения, в объединение "Фильм", или у меня отберут те мусорные заказы, что я делаю сейчас... - Видишь, Витечка, ты из-за моих плутней становишься мучеником. - Я не хочу быть мучеником, - серьезно ответил он. - Мученик - это посмертно реабилитированный неудачник. А я хочу еще при жизни успеть что-то сделать, но по прихоти судьбы решение этого вопроса, как это ни странно, зависит от тебя. Передо мной нет выбора, выбор предоставлен тебе. Никогда моя судьба так не зависела еще от тебя... Я усмехнулась: - Раньше соловьям, которых держали в трактирах, выкалывали глаза, чтобы они пели чувствительнее, с надрывом. - Не надо, Ира, не говори так, тебя это не украшает, - покачал печально головой Витечка. - Жизнь очень сложная штука. И нужно иметь большую мудрость сердца, чтобы сделать правильный выбор в ситуации, которая определяет всю нашу жизнь. Я чувствовала, что он под руководством Гейл Шиихи далеко продвинулся на пути преодоления своего кризиса. - Что же я должна выбирать? - спросила я. - Ты должна выбрать одно - нашу будущую совместную жизнь, творчески полную для меня и радостную для тебя в семье! Неужели ты предпочтешь какое-то минутное увлечение?.. Я вдруг впервые в жизни подумала, что Витечка, может быть, не такой умный? А вдруг он дурак? И мне просто раньше никогда это не приходило в голову? - А тебе не кажется, что ты поставил меня перед трудным выбором? Но, кажется, он совсем не понимал, что происходит. - Не трудный! Он не трудный, а ясный как день! - воскликнул со страстью Витечка. - Не уподобляйся человеку по фамилии Буридан. У него был осел по имени Жан, который умер от голода меж двух охапок сена, не зная, какую выбрать сначала. Не будь Буриданом! Я долго внимательно смотрела на него, пока он не стал нетерпеливо ерзать. Наверное, я никогда так долго внимательно не смотрела ему в глаза. - Не поняла я - кто умер? Буридан или осел? Витечка, ты умеешь говорить просто? - Я всю жизнь старался это делать. - Значит, у тебя это никогда не получалось, - сказала я грустно. - Я впервые за пятнадцать лет подумала, как ты всегда сложно и красиво говоришь... - Я всегда говорю искренне, - сказал Витечка. - Может быть, ты чего-то не понимаешь, но это не моя вина! Эти слова он говорил уже с нажимом, с тихим дребезгом в голосе, на обертонах - вспомнился большой опыт давания мне укорота. Он знал, что надо слегка поднять голос, яростно сверкнуть глазами и круче нажать - ив грохоте приближающегося укорота я сразу же скажу: "Витечка, давай сделаем, как ты считаешь..." Он не знал просто, что у меня была довольно хлопотная неделя, за которую я много чего передумала. Знала, это глупо, бессмысленно, а все-таки спросила: - А вдруг тебя обманывают? Вдруг никто и не думает брать тебя режиссером в объединение "Фильм"? - Этого не может быть! - отрезал Витечка категорически. - Ты не представляешь влияния и возможностей людей, которые об этом просили. - Я представляю себе их возможности. Поэтому и хочу спросить, правильно ли я тебя поняла. Ты возвращаешься домой, становишься режиссером телевидения, мы счастливы. Мир и благодать, розово-голубая гармония. Правда, какой-то человек пойдет в тюрьму... - Мы с тобой про это ничего не знаем, - быстро перебил


Страницы : 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32











Платный хостинг, аренда выделенных серверов, регистрация доменов
Карта сайта:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46